(no subject)

Кто не может сказать ничего существенного, не может и молчать. Хайдеггер

В этом журнале будут премущественно цитаты и впечталения от прочитанного


Некоторое время назад я понял, чем так эмоционально тягостны бывают старые друзья, знакомые или родственники, особенно знающие тебя с детства или от юности. Ты для них — давно дописанная книга, в которой нет непрочитанных страниц и никаких особенных сюрпризов ожидать невозможно. И многие из них желают непременно погрузить тебя при встрече в свой собственный бурливo- неспокойный бред бытия, который для самого тебя давно уже стал полуисчезнувшим отсветом прошлогоднего сна.

Именно поэтому, наверное, практика бодхисаттвы, описанная в знаменитых 37 строфах тибетским кадампинским мыслителем Тхогме Сангпо (14 в. н. э.), требует от человека, желающего коренным образом измениться, оставить всё своё привычное окружение — дом, родичей, друзей и недругов, — и отправиться в совершенно новую страну.
http://edgar-leitan.livejournal.com/220393.html

Иисус ведь был римский гражданин…

 Гаспаров о Бродском
И. Бродский в прениях говорил: «Иисус ведь был римский гражданин…» (хотя не нужно быть историком, а достаточно читать Деяния апостолов, чтобы понять, что будь он римский гражданин, судьба его была бы совсем иная). И никто не обратил на это внимания.

Наблюдать Бродского изблизи (меня с ним познакомил Вяч. Вс. Иванов) было интересно. В нем больше неврастеничности и меньше фанфаронства, чем я предполагал, и он очень умен; его доклад с разбором двух стихотворений Мандельштама (открывший конференцию) был одним из лучших (хотя и не так хорош, как его великолепный разбор «Новогоднего» М. Цв.), а в прениях, если он даже говорил вздор, это обычно бывал более интересный вздор, чем вздор его соседей.

Рекомендуют

выйти из зоны комфорта.
Я бы предпочла войти в зону комфорта.
Не понимаю,  как и где они эти зоны находят.

Веселей надо

У нас плохая положения, веселей надо, ребята, — говорит Буденный в „Конармии“.
Варила бульон из суповой курицы, купленной на базаре.
Ну что могу сказать? Варка более 5 часов по всем правилам, по времени почти холодец, а вкус обычный, ничего особенного.
Не стоит возни.
Напомнило корову у Швейка, и я уже опасалась, что моя курица тоже превратится в фарфор.

Грибы конца октября

Маслята, филетовые рядовки и немного опят-переростков.
Неожиданно для наших мест в эту пору.
Симпатично выглядят только рядовки,  но нет в них грибного духа, а этот их парфюмерный запах - один раз попробовали, чтоб знать, и больше не берем.

Золотая осень

С утра солнце. Вид из окна требует фотографии, но сколько можно? Этот вид примиряет меня с нашим домом.
Спустились к Пахре и прошли немного за Ивановское. Плотный ковер желтых, а кое-где и красных листьев. На другом берегу золотые березки на фоне темного хвойного леса.
Осень не надоедает.
Вспомнила первую строфу Владимира Соколова

Все прозрачно в мире – это свойство
Голубых, больших осенних дней.
Птиц охватывает беспокойство:
Гнезда их становятся видней.

Дальше не помнила, только конец,  где сосед надевает валенки и точка, думает, что жизнью умудрен.
Как работает память? Почему эти валенки запомнились?

Утки плавают, 5 штук,  давно их тут не было или мы не замечали.
Тихо, никто не гуляет. Только несколько собачников с питомцами, все мирные.

(no subject)

      А теперь он лишь тень,
непонятный рассказ, агада
.

   Ничего про него, никогда.

Никольский


(no subject)

Самыми популярными публикациями на сайте "Нового мира" в 2019 году (с 1 января по 12 сентября) оказались
Все эссе на Конкурс к 120-летию Владимира Набокова
Не знаю, что это говорит о читателях, но для журнала, по-моему, позорно. 
Впрочем, многие "толстяки" нынче унылы и как-то выпали из времени.
Вот хотя бы Знамя №7 с многозначительной темой "Иное - дано" (намекают на известный перестроечный сборник что ли?).

Тему этого номера задали произведения, авторы и/или герои которых думают, пишут и ведут себя иначе, чем другие.  
И это не о сумасшедшем доме.